Время в религии, философии, искусстве и науке

Краткий обзор

«Признаюсь Тебе, Господи, я до сих пор не знаю, что такое время, но признаюсь, Господи, и в другом: я знаю, что говорю это во времени, что я долго уже разговариваю о времени и что это самое «долго» есть не что иное, как некий промежуток времени. Каким же образом я это знаю, а что такое время, не знаю? А может быть, я не знаю, каким образом рассказать о том, что я знаю? Горе мне! Я не знаю даже, чего я не знаю. Вот, Боже мой, я пред Тобою: я не лгу; как говорю, так и думаю. «Ты зажжёшь светильник мой, Господи Боже мой. Ты осветишь тьму мою».

Блаженный Августин. Исповедь XXV 32

Невозможно говорить об объективности того или иного научного или философского утверждения, поскольку все они — плод мысли, откровения, озарения, которые изложены человеческим языком, предназначенным для общения субъектов и выражения мыслей субъекта.

Тем не менее, все наши представления об объективном мире формируются на основе личного опыта с одной стороны и мнения авторитетных мыслителей с другой. Кто эти авторитетные мыслители? – физики, философы, богословы, художники (в широком смысле).

Физики пытаются получить объективные, не зависящие от исследователя данные об окружающем мире. Но им приходится опираться на некоторые постулаты и аксиомы, которые не могут быть доказаны, а принимаются… на веру. Следовательно, результат измерений рассматривается с точки зрения соответствия этим постулатам и аксиомам. Если обнаруживается несоответствие, ищутся ошибки в измерениях или предлагается новый постулат или аксиома в виде новой гипотезы.

Философы и богословы также опираются на известные им аксиомы, которые подтверждены человеческим опытом, но не доказаны. Опыт человечества достаточно ограничен. Тем не менее, логика рассуждений, начала которой мы получили от древних греков, позволяет предположить, что выводы философов и богословов не должны противоречить истине. При этом истина, как всегда, остаётся некоторым недостижимым идеалом, к которому стремятся мыслители.

Художники свободнее всех других мыслителей оперируют понятиями окружающего мира. Они ориентируются на чувства человека, особенности восприятия им конструкций того языка, который использует художник. Чем ближе этот язык к внутреннему языку человека, который сформировался в процессе воспитания и содержит некоторые врождённые конструкции, необходимые для восприятия мира и выживания в нем, тем ярче воздействие произведения на зрителя. Но и в этом случае, человек воспринимает идею художника, а не фактическое явление мира.

Работы мыслителей в первоисточнике в основной своей массе мало доступны для понимания обычному обывателю. Слишком сложен оказывается язык изложения, для понимания которого необходимо изучение этого языка, а значит, изучение опыта многих поколений мыслителей.

Тем не менее, есть люди, которые пытаются осмыслить этот опыт и пытаются показать его своим читателям и зрителям. Этих читателей и зрителей интересуют рассматриваемые вопросы не с точки зрения истины, а с точки зрения понимания себя в окружающем мире, что для них становится некоторым уровнем понимания истины.

Те, кто задумался о сути понятия «время», начинают сверять своё понимание этого явления с пониманием мыслителей.

Есть, конечно, люди, которые придерживаются некоторых устоявшихся определений и не принимают отклонений от них. Их внутреннее равновесие рушится, если кто-то высказывает мысль не соответствующую этим определениям. Когда-то недопустимо было говорить о вращении Земли вокруг своей оси и вокруг Солнца. Весь мир вращался вокруг Земли. И это было устоявшимся определением. Что уж говорить о «времени», – понятии укоренившемся в человеке на бессознательном уровне на основе бытового опыта, на основе, возможно, конструкций врождённого языка, которые предназначены для поиска путей выживания во враждебном мире.

Но Диогенам прошлого и настоящего выживание не представляется инстинктивным комплексом действий, направленных на осуществление бытовых потребностей. Человек ищет несколько большего, чем просто материального обеспечения жизни. Важной составляющей поиска истины стал писк гармонии с окружающим миром. Но, как и в музыке, для достижения гармонии необходимо знать или хотя бы чувствовать ноты. Постижение гармонии сфер становится таким же важным, как и изучение рациональных способов ведения сельского хозяйства.

Нотами в музыке нашего мира становится набор некоторых «элементарных» понятий, одно из которых многогранное понятие о времени. Что же такое время?

Владимир Сергеевич Соловьёв (1853-1900) определял время как основное условие всякого конечного существования и говорил, что время не допускает ни эмпирического (основанного на опыте) объяснения происхождения, ни рационального (рассудочного) определения его сущности.

В современной физике уже звучат сомнения в верности постулата об объективном и независимом существовании времени. Эйнштейн вводит понятие относительности времени. Включает его в качестве одного из измерений пространства-времени, которое призвано заменить привычное евклидово пространство. Но до настоящего времени нет экспериментальных данных, которые подтверждают существование времени, как некоторого объективно существующего явления. Есть математика, которая использует понятие времени для описания физических процессов. Но в квантовой физике та же математика показывает на отсутствие необходимости привлечения понятия «время». Два гениальных физика Джон Уилер и Брайс-Де Витт разработали уравнение, объединяющее законы микро и макро мира. Но если их уравнение правильное, то такого понятия, как время, вообще не существует на самом фундаментальном уровне материи.

В философской мысли также есть попытки осознания этого понятия.

В работе Екатерины Юрьевны Петровой «Представления о времени в богословии и отечественной философии XX века есть следующее высказывание:

«Оставаясь мерой человеческого бытия в качестве шкалы измерения, время оказывается шкалой изменения человеческого бытия. Время оказывается не только общим условием существования, но и результатом осуществления жизни, не безразличной и чуждой человеку стихией, но наполненной осмыслением бытия»

Есть у современных философов и более сложные высказывания. Следующие цитаты трудны для прочтения, поскольку в них привлечено много не привычных, не бытовых понятий.

«Все же присутствие должно называться и «временным» в смысле бытия «во времени». Фактичное присутствие и без развитой историографии требует и употребляет календарь и часы. Происходящее «с ним» оно ощущает как события «во времени». Таким же образом процессы неживой и живой природы встречны «во времени». Они внутривременны. Поэтому напрашивалось бы разбору взаимосвязи между историчностью и временностью предпослать отложенный до следующей главы анализ происхождения «времени» внутривременности из временности. Но чтобы лишить расхожую характеристику исторического через время внутривременности ее мнимой самопонятности и исключительности, надо, как того требует и «предметная» взаимосвязь, прежде «дедуцировать» историчность прямо из исходной временности присутствия. Поскольку же время как внутривременность тоже «идет родом» от временности присутствия, историчность и внутривременность оказываются равноисходными. Расхожее толкование временного характера истории сохраняет поэтому в своих границах своё право».

М. Хайдеггер «Бытие и время»

О чём здесь? Хайдеггер пытается разобраться в сущности самого бытия, которое по «расхожему толкованию» связано с принадлежностью существования времени, как внутривременности. То есть время определяется как некоторое внутреннее для бытия явление. Время связывается с историчностью, – с прошлым, как его понимает человек, в соответствии со своим представлением о времени.

То есть, современные учёные всё ближе подходят к тому, что время – понятие исключительно субъективное.

Один из известнейших богословов – Блаженный Августин в своей Исповеди XXVII 36 говорит:

«В тебе, душа моя, измеряю я время. Избавь меня от бурных возражений; избавь и себя от бурных возражений в сумятице своих впечатлений. В тебе, говорю я, измеряю я время. Впечатление от проходящего мимо остаётся в тебе, и его-то, сейчас существующее, я измеряю, а не то что прошло и его оставило».

Говоря современным языком, Блаженный Августин пришёл к выводу, что измерить можно только то, что происходит сейчас, что есть некоторый процесс и его текущее состояние, а не время как таковое. Само понятие «время» он не может определить, как видно из эпиграфа к статье.

Посмотрим на представления художников.

В качестве примера возьмём одно известное произведение сальвадора Дали «Постоянство времени» (миниатюра к статье).

Вся идея времени выражена в сюрреалистических образах часов. Один из «механизмов» состоит из ползающих муравьев, которые, по-видимому, ассоциируются с текущим моментом некоторого процесса. Стрелки часов показывают разное время. У каждого своё ощущение времени. А для согласования этих ощущений рассматриваются процессы, темп хода которых можно сравнить с темпом нашей жизни.

Есть ещё несколько вариантов размышлений о времени.

Это размышления не только известных учёных, но и обычных людей, которых интересуют вопросы сути времени. Иногда время сравнивают с энергией. Вариантов энергии здесь приводится множество, но все сводится обычно к тому, что настоящее не длится. Настоящее просто полярно и мы ощущаем эту полярность как время. То, что мы ощущаем как время, — процесс. Возможно, что это процесс обмена энергией некоторых объектов нашего мира, объектов, которые составляют основу самого пространства…

Но, как говорят, это уже совсем другая история.

 

 

(Visited 6 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *