Домой

На трассе Ялта – Симферополь опять отключили напряжение. Троллейбусы стоят, грустно опустив рога, а народ мечется в поисках дешёвого транспорта. Водитель развалюхи – РАФика предлагает довезти до Симферополя за шесть гривен с человека. Его конкурент тут же сообщает, что эта развалина будет стоять ещё час или два, а он за десять гривен повезёт прямо сейчас. У одних нет времени, но есть деньги, у Семёна – наоборот: до отхода поезда ещё часов восемь, а денег только на троллейбусный билет и два чебурека. Но, если чебуреки заменить пирожками с картошкой, то можно проехать и за шесть гривен.

Семён занял место в РАФике и стал ждать, пока водителю удастся сагитировать ещё девятерых, занять места в его машине. Места занимались медленно. Иной решившийся ехать и усевшийся на сиденье пассажир, вдруг выходил, осознав нечто, от чего пропадало желание ехать именно в этой машине.

Время шло. Семён сел поудобнее и мысленно вернулся к только что ушедшим дням. Как и все прочие дни за несколько последних лет, для него это были дни денежного голода, с вытекающей отсюда некоторой ущербностью существования Семёна на фоне прочего населения. Он не был нищим, но всё познаётся в сравнении. Среди нищих он выглядел бы весьма состоятельным человеком. Но на этот раз его окружали отдыхающие одного из средней руки пансионатов Южного Берега Крыма. Само собой разумеется, что никто из отдыхающих не оплатил полностью путёвку сюда самостоятельно. За него это сделал профсоюз или предприятие. Но с собой граждане имели суммы, позволяющие им несколько отвлечься от серой действительности. Семён впервые был в Крыму. В санаториях ему , конечно, приходилось бывать, но это было в средней полосе России. Как и обычно, все деньги ушли на дорожные расходы, кроме тех, что он оставил большой семье на житьё-бытьё. При нём оставалась сумма, достаточная, чтобы заказать в кафе три порции пива по местным расценкам. Дома на эти деньги можно было бы протянуть несколько дней…

Семён осмотрелся. Салон был почти заполнен, оставалось ещё одно место ни кем не занятое. Водителю, наконец, надоело ждать. Колымага заскрежетала и завелась. Нервно подергиваясь, она тронулась и побежала к шоссе, ведущему в Симферополь. По пути водитель часто притормаживал, призывая потенциальных пассажиров занять свободное место. В Алуште ему удалось таки заманить недостающего клиента. Рафик остановился. Последнее место было занято, но тронуться с места нашему транспорту не удалось. Что-то разомкнулось в системе электропитания РАФика, и заводиться он не хотел. Пока водитель озабоченно искал причину неполадки, новый пассажир вышел, опять освободив место. Наконец, машина завелась и, содрогаясь и поскрипывая, побежала по шоссе. Семён снова погрузился в свои воспоминания.

В своём безденежье он обычно был одинок. Любая компания требовала некоторых затрат, пусть и в свою пользу, но для Семёна нереальных. Он был довольно привлекательной наружности, и часто женщины искали знакомства с ним. Но, выяснив, в каком положении он находится, ввиду своего безденежья, они отворачивались от него. Некоторое время он проводил в прогулках в одиночестве, излагая новые впечатления в стихах. Но маршруты приходилось повторять, вдохновение замирало, требуя новых впечатлений, знакомств, непринуждённого общения, когда прошлая и настоящая жизнь выстраивалась в голове Семёна в ряд живописных картин, которые ему хотелось изобразить на бумаге в прозе или стихах.

Новое знакомство случилось, как обычно, невзначай. Слегка обгорев на солнце, он зашёл в медпункт за средством от ожога. Дежурная сестра достала из холодильника аэрозольный баллончик с лекарством, и профессионально чёткими движениями быстро обработала все ожоги, порекомендовав Семёну зайти ещё раз через некоторое время. Несколько слов, которыми они обменялись, дали понять Семёну, что пообщаться с Фотинией, так её звали, было бы интересно. И в дни её дежурств по вечерам он стал заходить в медпункт, проводя там время за разговорами и чаем. Темы разговоров возникали сами собой и плавно перетекали друг в друга. Здесь были и философские вопросы и бытовые, семейные, сюжеты из их прошлой и настоящей жизни, разделившей государство, в котором они раньше жили, на два разных со своими законами, но с очень похожими проблемами.

РАФик выруливал влево, съезжая с шоссе и кое-кто из пассажиров стал роптать и возмущаться. Машина, тем временем, остановилась у бензоколонки с вывешенной табличкой: «НЕТ СВЕТА». Водитель пошёл договариваться о заправке. Пассажирка, сидевшая рядом с водителем стала защищать водителя от нападок других пассажиров, предлагая им, при большом желании, даже побить его, но только после того, как доедем до Симферополя. Иначе он разнервничается, а тут и до аварии уже недалеко, которая на горной дороге ни к чему хорошему не приведёт. Народ несколько утих, а в присутствии вернувшегося водителя, возмущавшиеся ранее пассажиры заулыбались, а некоторые даже смеялись нервным смехом. Колымага вновь выезжала на шоссе, угрожая заглохнуть всякий раз, когда её ход замедлялся. Но на дороге не было причин снижать скорость, и обороты двигателя держались на достаточно высоком уровне, чтобы машина шла, как могла, ровно. Семён вновь погрузился в себя.

Дни в пансионате проходили довольно однообразно в чередовании посещений пляжа, завтраков, обедов ужинов и прогулок по набережной. Набережная была полна разнообразных соблазнов в виде огромного количества разнообразных кафе, ресторанов и ресторанчиков, лотков со всякой всячиной, съедобной и не съедобной – приморскими сувенирами. Фотографы зазывают сфотографироваться в маскарадных костюмах графов и графинь. Аттракционы, как традиционные, так и необычные, как, например, полёт на дельтаплане с мотором над морем или на парашюте за катером с последующим приводнением. Можно покататься ночью на яхте и погрузиться в акваланге в море, даже сфотографироваться там. Художники продают картины, рисуют портреты и разрисовывают тела желающих. Дегустация вин, экскурсии в любое место Крыма. Танцевальные площадки всех стилей и прочее, и прочее и прочее. Но всё это стоит денег, и совсем не малых. Достаточно сказать, что полёт на дельтаплане обошёлся бы в 100 гривен. Но можно было и совершенно бесплатно гулять и смотреть на всё это или уйти от этого праздника жизни по горной тропе, рассматривая красоты природы Крыма, потея на подъёмах и вдыхая морской ветер, глядя на море с какой-нибудь кручи. А можно и просто провести время в беседе с приятным собеседником, если он есть. Три последних варианта отдыха и выбирал Семён. Так и прошёл срок его отдыха в пансионате, завершившийся прощальной беседой и кофе, на два пакетика которого он мог ещё разориться.

С трудом преодолевая заторы, водитель колымаги- РАФика пробивался к стоянке у железнодорожного вокзала города Симферополя. Вот последний поворот, и ключ зажигания вынут из замка. Приехали. Пассажиры молча разобрали свои вещи, также молча разошлись. Семён побрёл к вокзалу. В кармане лежали деньги, достаточные для покупки двух пирожков с картошкой. Но элегантный костюм-тройка, привлекал к себе внимание нищих и цыган, от которых ещё несколько часов придётся отбиваться, пока он не сядет в поезд, который увезёт его, наконец, домой.

суббота, 17 Июня 2000 г.

(Visited 26 times, 1 visits today)